А. Шубин

Протестное движение и советская идея

 

Важнейшая проблема современности заключается в отсутствии конструктивного идеала на фоне кризиса общества. Люди уже понимают, что нынешнее положение их не устраивает. Но вот чем заменить – не понимают. Позитивный идеал, способный направить протестную активность в конструктивное русло, может быть продуктом творчества интеллектуальной группы, но оно должно опираться на идущий снизу социальный заказ, на формирующиеся в недрах общества «идеи-силы». Соответственно, то, что мы делаем, должно быть направлено на выявление настроений самоорганизующихся граждан и стимулирования конструктивной альтернативистской составляющей этих настроений. Из этого мы исходили в 2005 году.

В конце 2004 – начале 2005 гг. прошли события, которые вселяли в общественную среду определенный оптимизм по сравнению с «застойными» 2002-2004 гг. Правозащитное крыло было вдохновлено успехом «оранжевой революции» на Украине и перспективами повторения этого опыта в России, а левая часть – волнениями льготников, которые показали, что монетаризационные преобразования режима могут все же встретить массовое сопротивление недовольных слоев. При этом в течение 2005 нарастали и два негативных процесса, которые также активизировали левых – нарастание ксенофобии и стремление власти усилить контроль над гражданским обществом и его воздействием на политическую сферу. Все это вызвало активизацию сетевого общения, усилило взаимопроникновение рассылок, их более тесное переплетение.

Главная проблема протестного движения – его заведомо оборонительный характер. Возникает проблема, очередное ухудшение жизни людей – протестный актив бросается в бой. Стратегическая инициатива всегда на стороне власти и капитала. Многие участники протестного движения имеют свои взгляды на перспективы развития страны, принадлежат к разным левым группам, но при этом их действия в протестной сфере мало связаны с идеологией. Надо протестовать, но почему это приведет, например, к коммунизму? Ради сохранения общепротестного единства (как раньше общедемократического) такие вопросы остаются в тени. Общей программы преобразований, стратегии наступления на существующую систему у протестного движения нет, и, что еще печальней, нет даже движения в этом направлении.

Уже в конце 2004 г. в связи с последними реформами социальной сферы протестные группы стали создавать структуры координации действий. Союз общественной солидарности (СОС) стал межотраслевой организацией такого рода, но было очевидно, что управление этими процессами через Москву затрудняет процесс координации. Инициатива СОС наложилась на инициативу Социального форума. Это начинание сначала задумывалось как демонстрация причастности России к «антиглобалистскому» движению. Но в ходе подготовки форума акценты заметно сместились. Антиглобализм стал лишь одной, причем не самой значимой темой форума. Форум стал конгрессом протестного движения, а поскольку он проходил в год столетия Первой российской революции, то удалось опробовать важную консолидирующую «идею-силу» - возрождение советов как структур самоорганизации протеста, а в случае успеха – советского возрождения снизу, соединения демократических и социальных традиций советского общества с идеями демократического социализма. Состав участников Форума – от марксистов-ленинцев до правозащитников - давал основание надеяться на то, что эта идея даст импульс к идейному и организационному синтезу, сдвигающему левый спектр к союзу с другим сектором гражданского общества.

На Социальном форуме идея консолидации протестного движения на основе возрождения советов получила поддержку подавляющего большинства участников. На основе регионов, где уже налажена координация действий, создан Союз координационных советов. Однако в ходе консультаций мая-июля выявились и серьезные проблемы, препятствующие дальнейшей консолидации.

Во-первых, в отличие от неформальных времен 80-х гг., когда сторонники разных идей и подходов «бурлили» в общем «плавильном котле» формирующегося гражданского общества, к концу 90-х гг. сформировались плотные профессиональные группы общественных активистов со сложной историей взаимоотношений друг с другом. В этих условиях общественники сосредоточены на решении своих частных задач и с опаской относятся к широкому сотрудничеству, сложению сил и ресурсов. Важный вопрос, который публично задается или подразумевается при формировании консолидированных проектов: «А что мы с этого будем иметь».

Старые кадры тяжелы на подъем, но и приток новых людей, который помогал развиваться неформалам конца 80-х – начала 90-х гг. – тоже затруднен, так как люди, недовольные положением вещей, вынуждены вести борьбу за выживание в новых социальных условиях. Ресурс свободного времени для активной личности в современном обществе невелик. Можно предположить, то приток актива вызовут либо новые витки либерализации (например, упорство власти при проведении либерализации в жилищной сфере), либо выдвижение привлекательной конструктивной программы. Но пока подъем социальной активности не случился, советская самоорганизация остается идеей, полем для подготовительной организационной работы, а не реальностью, и существующие координационные советы на деле являются теми же профессионализированными командами, организационными комитетами будущих советов (если эта идея будет востребована широким социальным движением). Максимальное сотрудничество, которое пока складывается между плотными командами старого актива – информационное (но не идейное). Идейный синтез в левом крыле развернулся в более узком пространстве Левого фронта, возникшего в июне на фоне переговоров о консолидации. Однако пока при всей готовности лидеров Левого фронта к сотрудничеству с широкими кругами протестного движения и при всем стремлении его идеологов к идейному синтезу, процесс идет медленно. Как в известном анекдоте о деталях, из которых что ни собирай – получится автомат Калашникова, так и здесь пока сборка социалистической идеологии XXI века дает вариации на тему учебника по марксистко-ленинской теории. Оценивая эти попытки, я далек от безысходности и высоко их ценю. Социальный форум и Левый фронт наметили и направление синтеза новой идейно-политической силы, и часть его организационной основы. Но вся эта история выявила печальную динамику: выдвижение идеи консолидации (Социальный форум, Советский проект, Левый (Социалистический) фронт) – ее поддержка, энтузиазм, митинговое сотрудничество, большая работа по согласованию документов на основе идейного синтеза – возвращение к своим профессиональным интересам, замыкание в прежних идеологических квартирах. Идейная платформа, сохранившаяся с начала 90-х гг., очень устойчива. И все же капля камень точит.

Сама эволюционная эпоха, которую мы, в частности, переживаем сейчас – благоприятное время подготовки новых идей. Революционной эпохе XIX века предшествовало Просвещение, ХХ веку – работа двух Интернационалов. В этом отношении важнейшее завоевание 2005 года – сеть активистов, ориентированных на идеологический поиск и синтез уже выработанных идей, моральная поддержка идеи советской самоорганизации, советского возрождения снизу (а не возрождения советско-коммунистических номенклатурных традиций сверху). Наряду со всеми командами гражданского общества должна существовать еще одна, специализирующаяся на выработке и распространении идей. Параметры этой идейной реторты сейчас выглядят более определенно: синтез социалистических идей от демократического марксизма до народничества и конструктивного анархизма, соединение советской традиции с социально-экологическими и пост-индустриальными проблемами XXI века. Думаю, что исходной точкой этого синтеза может быть модель Совета – и как формы самоорганизации трудящихся, и как образ конструктивной программы преобразований. На основе этой идеологической работы можно выстраивать организационные связи людей, принадлежащих к разным традициям и готовых действовать вместе на основе долгосрочной стратегии, а не сиюминутных тактических задач.